Перейти к разделам Перейти в главное меню

Cоциальные сети:

RSS:

Радио Ватикана

Голос Папы и Церкви в диалоге с миром

Язык:

Наши рубрики \ «Трудные вопросы»

Трудные вопросы: Адам и Ева и их дети

- - ANSA

08/01/2018 12:13

ВОПРОС:

«И познал Каин жену свою; и она зачала и родила Еноха. И построил он город; и назвал город по имени сына своего: Енох». Откуда взялась у Каина жена? И как он решил построить город, если человечество тогда было одной лишь семьей из четырех человек? Кто бы жил в этом городе?

А дальше написано: «И познал Адам еще жену свою, и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф, потому что, говорила она, Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин. У Сифа также родился сын, и он нарек ему имя: Енос; тогда начали призывать имя Господа».

От кого родился сын у Сифа?

 

ОТВЕТ:

Прежде чем перейти к ответу на эти конкретные вопросы, необходимо сказать несколько слов о том, как вообще следует читать Книгу Бытия.

30 июня 1909 года Библейская комиссия опубликовала Декрет об историческом характере первых трех глав Книги Бытия. Посредством этого Декрета, во-первых, отвергаются суждения, согласно которым Бытие представляет собой восточные мифы, просто-напросто «очищенные» от политеизма и приспособленные к еврейской религии. Отвергается также мнение, что Бытие содержит в себе аллегории и символы религиозных и философских истин, которые не соответствуют объективной реальности. И, наконец, Декрет отвергает мнение, согласно которому Бытие – это легенды, которые были отчасти выдуманы с назидательнымой целью.

В Декрете перечисляются факты, описанные в Книге Бытия, которые не подвергаются сомнению: такие как сотворение всех вещей Богом в начале времен, сотворение человека, грехопадение первых людей. Что касается вопроса о том, каким образом все эти факты происходили, Декрет гласит: «В написании первой части Бытия священный автор не намеревался дать научное объяснение сокровенной сути видимых вещей и описать точный порядок сотворения, но он стремился дать своему народу доступное ему пояснение, соответствующее стилю общения того времени и чувствам людей. Поэтому в ее толковании не следует стремиться с точностью и постоянством к стилю научного языка».

И далее: «Не следует всегда и непременно воспринимать в собственном смысле все отдельные слова и фразы, встречающиеся в этих главах. Поэтому допустимо отвлекаться от этого смысла в тех случаях, когда использованные выражения представляются очевидно неточными или метафорическими, или же антропоморфическими, когда какой-то довод отменяет буквальный смысл или же какая-то необходимость заставляет от него отказаться». «Интерпретируя отрывки, которые Отцы и Учители Церкви воспринимали по-разному, не высказываясь определенно и точно, допустимо поддерживать и защищать мнения, которые каждому кажутся разумно доказуемыми, учитывая суждение Церкви и сохраняя аналогию веры».

В 1948 году Папская Библейская комиссия в письме Парижскому архиепископу дала следующее разъяснение: «Вопрос литературных форм первых 11 глав Бытия весьма неясен и многосложен. Эти литературные формы не отвечают ни одной из классических категорий и не могут быть проанализированы в свете греко-латинских или современных литературных жанров. Поэтому нельзя отрицать или утверждать их историчность в целом, не применяя к ним несправедливо правила какого-либо литературного жанра. <…> Заявляя априори, что эти повествования не содержат истории в современном смысле этого слова, можно без труда прийти к выводу, что они ее не содержат ни в каком смысле. Однако, прибегая к простому образному языку, соответствующему мышлению менее продвинутого человечества, они передают основные истины, стоящие в основе домостроительства спасения, и в то же время народное описание истоков человеческого рода и избранного народа».

Объясняя некоторые факты из Книги Бытия, энциклика «Humani generis» подчеркивает ту же мысль: автор первых глав Бытия использует простой и метафорический язык, отвечающий менталитету народа. И если какие-то элементы взяты из народных сказаний, то нельзя забывать, что это было сделано по Божественному наитию, которое уберегло их от всякого заблуждения в выборе и оценке этих источников. Таким образом, народные предания, включенные в Библию, нельзя ставить на один уровень с мифологией, плодом фантазии народов.

Итак, перейдем к конкретным вопросам. Откуда взялась жена у Каина,  если, кроме его родителей, не существует ни одного человека? Откуда взялась жена для Сифа и кто будет жить в городе, основанном Каином? Ответ, наверное, наш слушатель уже нашел сам: его нужно искать как раз в ключе всего вышесказанного. Согласно священному тексту, Адам прожил долго и оставил после себя множество сыновей и дочерей, об именах которых не сообщается. Когда евреи рассказывали своим детям о сотворении мира и о священной истории, то они должны были отвечать им на те же самые вопросы, какие ставит сегодняшний читатель Библии. Ответ нужно искать в пятой главе Бытия: «Вот родословие Адама: когда Бог сотворил человека, по подобию Божию создал его, мужчину и женщину сотворил их, и благословил их, и нарек им имя: человек, в день сотворения их. Адам жил сто тридцать лет и родил сына по подобию своему по образу своему, и нарек ему имя: Сиф. Дней Адама по рождении им Сифа было восемьсот лет, и родил он сынов и дочерей. Всех же дней жизни Адамовой было девятьсот тридцать лет; и он умер». Перечитав еще раз эти фразы, мы не только находим ответ на наши вопросы о количестве людей, но и больше ясности о том, что означает следствие первородного греха, проявляющееся в повреждении человеческой природы. Мы также понимаем смысл обетования о спасении человечества, спасении человека от повреждения его естества. Это обетование постепенно шло к своему исполнению вместе с продвижением человечества к этому спасению, вплоть до пришествия Иисуса Христа, Воскресение Которого стало залогом для нашего преображения, преображения нашей человеческой природы.

Напомним рекомендации, которым мы всегда должны следовать, когда приобщаемся к чтению священных текстов. Их дает нам Второй Ватиканский собор в догматической конституции «Dei Verbum»: «Поскольку Бог говорил в Священном Писании через людей и человечеству, то истолкователь Священного Писания, дабы уяснить, что Бог хотел нам сообщить, должен внимательно исследовать, что священнописатели в действительности намеревались сказать и что Богу было угодно открыть нам через их слова. Чтобы выяснить намерение священнописателей, нужно, кроме всего прочего, принимать во внимание и "литературный жанр". Действительно, истина излагается и выражается по-разному и различными способами в текстах исторических, пророческих, поэтических или в других "речевых жанрах". Поэтому нужно, чтобы толкователь исследовал смысл, который священнописатель хотел выразить и выразил в определённых обстоятельствах, соответственно условиям своего времени и своей культуры, посредством употреблявшихся в его время литературных жанров. Ведь для правильного понимания того, что священнописатель хотел утверждать своим писанием, нужно обратить должное внимание как на привычные, прирождённые способы восприятия, изъяснения и повествования, бытовавшие во времена агиографа, так и на те, что в ту эпоху повсеместно употреблялись в общении людей друг с другом. Но так как Священное Писание надлежит читать и толковать с помощью того же Духа, под воздействием Которого оно было написано, для верного выяснения смысла священных текстов нужно не менее усердно обращать внимание на содержание и единство всего Писания, учитывая живое Предание всей Церкви и согласие веры. Задача же экзегетов – согласно этим нормам способствовать более глубокому пониманию и изложению смысла Священного Писания, чтобы благодаря этому изучению, в некотором смысле подготовительному, вызревало суждение Церкви. Ибо всё, что было сказано о толковании Писания, в конечном счете подлежит суждению Церкви, которая исполняет Божественное поручение и служение: хранить и толковать слово Божие».


08/01/2018 12:13