Перейти к разделам Перейти в главное меню

Cоциальные сети:

RSS:

Радио Ватикана

Голос Папы и Церкви в диалоге с миром

Язык:

Церковь \ Традиция

Часовня мощей в Палаццо Питти

Флоренция - RV

09/05/2018 12:49

Бесконечно число святых, которых Иоанн видел перед престолом Агнца (Откр. 7,9-19), но о некоторых из этого множества хранится память на земле, и поэтому правильно воздавать честь тому, что осталось от их смертных тел. Потому что «наше глубокое общение с небесными святыми укрепляется почитанием мощей и участием в единой литургии, которую Церковь совершает в полном союзе между небом и землей». Так писал флорентийский кардинал архиепископ Джузеппе Бетори, предваряя выставку Священное великолепие. Сокровище часовни мощей в Палаццо Питти, состоявшуюся несколько лет назад во Флорентийском музее серебра.

Ранее, когда дворец Питти еще обретал свою форму, на первом этаже дворца была восьмигранная часовня, основанная во времена Козимо I де Медичи, называемая «часовней мощей», - настоящая Wunderkammer, «кабинет редкостей», кладезь священных изделий из золота. Несмотря на то, что назначение часовни со временем изменилось, она существует до сих пор, украшенная картинами флорентийских мастеров начала семнадцатого века, таких, как Маттео Росселли, Филиппо Таркиани, Фабрицио Боски, Джон Биливерт. Коллекционированию христианских реликвий посвящали себя прежде всего женщины семьи Медичи, которые проявляли в этом воодушевление и методичность и вкладывали значительные средства; особенно в этом преуспели Мария Магдалина фон Габсбург (в Италии известная как Магдалина Австрийская), основательница коллекции и жена великого герцога Козимо II (1596-1621), а также Кристина Лотарингская, жена великого герцога Этрурии Фердинанда I (1549-1609).

В Европе не было ни одного  католического двора, который бы не гордился обладанием знаменитых реликвий; они хранились в драгоценных ларцах из золота, серебра, хрусталя и были украшены драгоценными камнями. Флорентийский двор не был исключением: он был преемником великой художественной традиции и обладал ресурсами государственной промышленности – знаменитой Мастерской обработки самоцветов,  способной привить флорентийский вкус всей Европе.

Коллекция Кабинета редкостей со святыми мощами распалась в конце восемнадцатого века в лотарингский период. Изменившаяся религиозная чувствительность, пропитанная духом просвещения и янсенизма и доминирующая в интеллектуальной элите не благоприятствовала почитанию мощей.

Если «семейным пактом», установленным Анной Марией Луизой Медичи, - последней наследницей рода, правившего на протяжении трех веков Флоренцией и Тосканой, - удавалось сохранить содержимое часовни мощей на весь  период регентства Лотарингии (1737- 1765), то в середине восьмидесятых годов великий герцог Пьетро Леопольдо приказал рассеять ее.

Самая важная часть реликвариев была подарена Базилике Сан-Лоренцо, палатинской церкви семьи Медичи. Все остальное было передано архиепископу Флоренции, дабы он распределил экспонаты коллекции между приходами города и его окрестностей.

Кураторы выставки во Флоренции, в полном и плодотворном сотрудничестве с флорентийской курией, восстановили целостность коллекции, изучив по документам историю и характер каждого артефакта: его происхождение, авторство, реставрации, перемещения. Результатом стало впечатляющее вторжение в «святую Флоренцию» великих герцогов Медичи в эпоху абсолютизма и католической Реформы, когда государи не стеснялись заставлять придворных художников изображать себя в священнических облачениях или в роли святых. Так, в небольшой картине Карло Маратта,  хранящейся в Палатинской галерее, Козимо III изображен в виде каноника церкви Святого Петра. Мария Магдалина Австрийская написана Юстусом Сустермансом как Мария Магдалина, а вся правящая семья была представлена тем же живописцем, как «святое семейство».

И все же религиозность, которая иногда принимала черты крайнего самодовольства, не помешала правителям дома Медичи быть носителями тонкого эстетического чувства и изысканного вкуса: об этом свидетельствуют экспонаты коллекции. Фрески на стенах, легкие и светлые, как шелковые гобелены, повествуют о славе Флоренции, уподобляя её Афинам, колыбели мудрости и искусства; это работы Марсилио Фичино и Лоренцо Великолепного, художников и интеллектуалов, которые прославили ее двор.

В таком великолепном художественном обрамлении реликварии рассказывают о священной истории Флоренции. Это вереницы знаменитых художников, итальянских, немецких, фламандских: Козимо Мерлини и Бернардо Хольцманн, Антонио Сузини и Йонас Фальк, Георг Шрайбер и Джузеппе Антонио Торричелли, Массимилиано Солдани Бенци и Джованни Баттиста Фоджини... Искрятся драгоценные материалы, которые сплавлялись, гравировались, покрывались позолотой, инкрустировались руками умелых мастеров во славу святых: серебро и янтарь, горный хрусталь и мозаика из драгоценных камней, лазурит, сердолик, яшма.

Задача историков искусства состоит, прежде всего, в том, чтобы воссоздать «общее целое»: то, что история омрачила, разделила и рассеяла. В данном случае задача по восстановлению часовни реликвий великих герцогов во Дворце Питти выполнена самым лучшим образом.

 

(Антонио Паолуччи)


09/05/2018 12:49