Перейти к разделам Перейти в главное меню

Cоциальные сети:

RSS:

Радио Ватикана

Голос Папы и Церкви в диалоге с миром

Язык:

Церковь \ Традиция

Святая дружба: от Иеронима и Павлы до Флоренского с Булгаковым

Святые из Ассизи: Франциск и Клара

04/01/2018 14:45

Что такое настоящая дружба? Могут ли дружить мужчина и женщина? А если речь идет о двух святых? Этой теме мы посвятим в этом году наши передачи, которые будут выходить по четвергам. Истории дружбы мужчин и женщин, переживших глубокое внутреннее единение, всегда вызывали большой интерес. Эти истории показывают, что, вопреки довольно распространенному мнению, дружба не препятствует пути к святости, а наоборот, нередко определяет этот путь. «Дружба, развивающаяся между лицами одного пола или разных полов, - утверждает Катехизис Католической Церкви, - является великим благом для всех. Она ведет к духовному общению».

Совершенно разные истории, разные пути: но все они приводят к одному-единственному источнику, к самой сущности Бога, Который не пребывает в одиночестве, но есть Любовь, общение Ипостасей, Который сам Себя являет через сотворение мужчины и женщины по Своему образу и подобию. Мужчина и женщина призваны жить друг с другом, развивать отношения друг с другом, обмениваясь любовью, отражением жизни Пресвятой Троицы. Речь идет об онтологической реальности, вовлекающей все человеческое существо, а не только его биологическую и сексуальную сферу. Различия между мужчиной и женщиной еще прежде, чем для деторождения, предназначены для взаимной любви, а любовь как таковая относится к духовной сфере, она возрастает в глубоком общении между людьми, расцветая в словах и поступках, наполненных человечностью и приносящих обильные плоды.

Близость мыслей и целей у мужчин и женщин, дружба которых основана на глубоком духовном опыте, всегда сопровождается процессом очищения и созревания. Она не замыкает их на общении друг с другом, но всегда открывает другим людям. Эта дружба развивает способности человека, так что «эрос становится полностью самим собой, становится любовью в полном смысле этого слова», как пишет Папа Бенедикт XVI в энциклике «Бог есть Любовь». Эрос, любовь «восходящая», «жаждущая и собственническая», встречается с «любовью нисходящей, агапэ», так что эти два аспекта никогда не отделяются полностью друг от друга, и человек понимает, что он «не может всегда только отдавать, он должен также и получать. Желающий дарить любовь должен и сам получать ее в дар. Конечно, - как говорит нам Господь, - человек может стать источником, от которого проистекут реки воды живой (ср. Ин 7, 37-38). Но чтобы стать таким источником, он сам должен пить, вновь и вновь, из того первого, изначального источника, который есть Иисус Христос, из пронзенного сердца Которого проистекает любовь Божия (ср. Ин 19, 34)» (DC 7).

На уровне самоотверженной, жертвенной любви, никогда не задерживающейся на собственном удовольствии, формировались истории великой дружбы, истории мужчин и женщин, которые принадлежали к разным культурным контекстам, но при этом глубоко уважали самобытность друг друга и достоинство друг друга: этих людей объединял общий поиск встречи с Богом.

Истории духовной дружбы на протяжении веков нередко подвергались риску неверных толкований, к ним относились с определенной подозрительностью. Собственно, именно поэтому духовная дружба сопровождалась определением «святая», чтобы тем самым подчеркнуть ее исключительный характер, то, что подобная дружба недосягаема для обычных людей.

В наших ближайших передачах мы расскажем некоторые из этих историй, более или менее известных, которые полностью опровергают многие убеждения и предубеждения, такие как, например, подчиненное положение женщины по отношению к мужчине. В любом случае, эти истории следует рассматривать в их историческом и культурном контексте – а их герои принадлежат к совершенно разным эпохам, харизмам, у них разный жизненный статус.

Надо сказать, что дружба вообще с культурной точки зрения – несмотря на то, что это слово женского рода, - принадлежит к «мужскому» миру. Ни в еврейском, ни в греческом языке не существует слова «подруга». В Священном Писании, в Ветхом Завете, дружбу как глубокую внутреннюю близость обозначает слово, буквально звучащее как «та, которая рядом». В русском и некоторых других переводах это «возлюбленная», в Вульгате – «amica», соответственно, в итальянском тоже «amica» - «подруга». В Новом Завете  только евангелист Лука дерзнет употребить женский род для обозначения тех, кого позовет женщина из притчи, нашедшая потерянную драхму: «Найдя, созовёт подруг и соседок и скажет: порадуйтесь со мною: я нашла потерянную драхму». 

Хотя христианство «открыло пространство» для дружбы, в том числе и между мужчиной и женщиной, в первые столетия эта дружба практически всегда рассматривалась в аскетическом контексте, в контексте отречения. Отношение к телу и к его репродуктивной функции часто было лишь «терпимостью», так что христианам и христианкам оставалась «только дружба». Однако наши истории, возможно, покажут, что дружба – это не то, что «остается, когда другого быть не может»: дружба – это один из самых восхитительных феноменов в истории Церкви, независимо от половой принадлежности тех, кто пережил этот опыт, и дружба, наличие равного себе собеседника, равной себе собеседницы часто играет определяющую роль в формировании духовности христианина.

В наших передачах мы расскажем об известных «парах»: Иерониме и Павле Римской, Иоанне Златоусте и Олимпиаде. Их связывало глубокое предпочтение друг к другу, которое выходит за пределы объективных событий, таких как вынужденная разлука. Это предпочтение основано прежде всего на любви к Слову Божьему и к Церкви.

Дружба не всегда остается дружбой, но это не означает, что она заканчивается с возникновением супружеской любви. А бывает, что супружеская любовь ее предваряет. Для женщины, особенно если ее выбор не соответствует условностям ее времени, это может быть разрушительно. Все мы слышали историю Элоизы и Абеляра, и это, скорее, история поражения. Однако это поражение показывает нам победу женщины, которая с высоко поднятой головой защищала свой выбор. История этой любви, не отрицаемой и всегда питаемой, отражается в переписке, которая свидетельствует о духовной связи, дерзнувшей стать плотской. История пострига в монашество и Элоизы, и Абеляра наводит на размышления о самой монашеской жизни, ее основаниях и характеристиках.

Можно ли говорить о дружбе и любви в отношении Франциска и Клары, двух гигантов евангельского радикализма? На основании исторических свидетельств мы попробуем ответить на этот вопрос, помня, что, как утверждал Блаженный Августин в Письме к Пробе, у нас, христиан, всегда есть «третий, который разрывает ловушку нарциссического замыкания двоих в самих себе». Третий – это Христос, это Любовь, излитая Святым Духом.

Далее мы остановимся на следующем поколении «святых друзей», которое представляют Иордан Саксонский и Диана дельи Андало, и затем на дружбе святых эпохи контрреформации: Терезы Авильской и Иоанна Креста, Иоанны де Шанталь и Франциска Сальского. Первая из этих «пар» сыграла огромную роль в возвращении кармелитского ордена к своим истокам. В случае Терезы и Иоанна можно, скорее, говорить о духовном материнстве, нежели о братстве. Впрочем, мы еще убедимся, что христианская дружба складывается из различных отношений – братских и сестринских, материнских и отеческих.

Переписка святого Франциска Сальского и святой Иоанны де Шанталь – это повседневный диалог друг с другом, в котором ясно звучит слово «любовь» - любовь Бога, а также радость, внутреннее счастье теснейшей связи, единения в принадлежности Богу. На примере этих двух святых можно увидеть, насколько богат спектр отношений в христианской дружбе: сначала Франциск называет Иоанну госпожой, затем дочерью, сестрой и, наконец, матерью.

Дружба между мужчиной и женщиной в Церкви не принадлежит только прошлому. Мы находим подобные истории и в ХХ веке. Достаточно подумать о дружбе, проистекавшей из супружеской любви между Раисой и Жаком Маритен, или о непростых для толкования взаимоотношениях между дважды побывавшей замужем Адриенн фон Шпейр и Хансом Урсом фон Бальтазаром, богословом, иезуитом, ради нее оставившим орден. Эти истории показывают, что отношения дружбы ведут не к симбиозу, но к диалектике, к плодотворному обмену, к реализации собственного дарования. И еще – они свидетельствуют о том, что встреча человека с человеком поистине открывает к Иному, и без Него между людьми не может быть пространства для взаимного признания. Последнее слово всегда за агапэ, и именно агапэ – имя Бога, христианское послание, Церковь в ее таинственной сущности, в ее переплетении общения людей, мужчин и женщин, в созвучии их различий.


04/01/2018 14:45