Перейти к разделам Перейти в главное меню

Cоциальные сети:

RSS:

Радио Ватикана

Голос Папы и Церкви в диалоге с миром

Язык:

Церковь \ Традиция

Святой Иоанн Златоуст о бедных

Святой Иоанн Златоуст (347-407) - RV

29/11/2017 11:00

Отличительной харизмой понтификата Папы Франциска является прежде всего его постоянная забота о бедных, о тех, кого современное общество отвергает и не принимает в расчёт, преследуя свои личные интересы. Поэтому пастырское внимание и благосклонность Святейшего Отца выразительно обращены к самым обездоленным: к таким, как беженцы и мигранты, вынужденным покинуть свои земли в поисках более безопасных и надёжных мест для жизни.

Наши дни отмечены повторным появлением ситуаций, которые уже были пережиты в ходе двухтысячелетней христианской истории. Фактически, мы являемся свидетелями и главными героями ситуаций, которые вовсе не являются беспрецедентными, даже если нашим глазам они представляются намного более радикальными и распространёнными, чем в прошлом. Мы живём в новом мире, который почти равномерно формируется в результате глобализации. Нынешняя ситуация напоминает ситуацию, возникшую в период между четвертым и пятым веком нашей эры, когда мобильность людей и народов, побуждаемых к паломничествам и миграции, а также напряжение между социальными классами, приводившее к разрывам, уничтожали  структуры Древнего мира, открывая его для новых порядков.

Стойкое заурядное мнение предполагает, что распространение христианства и церковной организации связано с симбиозом между ними и римской политической системой, то есть с союзом между Церковью и империей, который был начат Константином Великим и впоследствии укреплён его преемниками. Однако это общепринятое мнение не выдерживает серьёзной критики, потому что сопутствующая - если не главная причина христианского успеха в эти переходные века - заключается именно в решении  епископов, духовенства и монахов активно помогать бедным. В этом смысле большое внимание уделяется фигуре святого Иоанна Златоуста, монаха и подвижника, родившегося в Антиохии, и там же рукоположённом в пресвитеры, прежде, чем он стал епископом Константинополя (398-404 гг.).

Из солидарного общения со многими беженцами, иностранцами, бездомными, нищими, больными и несчастными, наполнявшими улицы города, Иоанн извлёк повод для размышлений и медитации в свете евангельской притчи о богатом чревоугоднике. В своих проповедях святой епископ предлагает отождествлять этих бедных с бедным Лазарем, провозглашая их естественными и избранными кандидатами к небесному блаженству.

В то же время святой Иоанн Златоуст видит в представителях высших и господствующих классов точную копию богатого чревоугодника, у которых, точно так же, как и у персонажа притчи, почти нет перспектив вечного спасения. Для этого великого Отца Церкви этот евангельский рассказ является верным зеркалом реальности его эпохи и постоянной парадигмой путешествия человека к Богу.

Описания Златоуста, жемчужины, сокрытые прежде всего в проповедях о бедном Лазаре, имеют удивительную актуальность. Для того, чтобы пробудить чувство сострадания в тех, кто живет в комфорте и роскоши, и вызвать в них чувство солидарности к наиболее обездоленным братьям, святой епископ предлагает им образы, которые являются подлинными литературными зарисовками жизни тогдашних городов, и в первую очередь Антиохии:

«В крайнюю стужу, среди ночи, когда ты спишь на ложе, бедняк лежит на соломе в преддверии бань, прикрывшись тростником, дрожа, корчась от холода и терзаясь голодом. Бедный Лазарь, лежащий у дверей богача, - пишет Иоанн Златоуст, - свидетельствует о своём следовании за Христом, не жалуясь и не раздражаясь, и не говоря, как многие: ‘Что это значит? Этот богач, живущий в нечестии, жестокости и бесчеловечии, пользуется всем сверх потребности, и не терпит ни печали, ни какого-либо другого неожиданного бедствия, которых много бывает с людьми, но наслаждается чистым удовольствием, а я не могу получить и необходимой пищи. К нему, проживающему всё на тунеядцев и льстецов и на пьянство, всё течет, как из источников; а я, истощаемый голодом, лежу притчею для зрителей, позором и посмешищем; неужели это от Промысла?’, хотя Лазарь был беден и болен до такой степени, что был не в силах даже отогнать псов, лизавших его раны».

Перед проявлениями такой радикальной нищеты и болезней и даже полного отсутствия убежища Иоанн Златоуст одобряет приём обездоленных и бездомных в церквях и местах поклонения. Святой заявляет, что «если бы богатство было добро, то Бог не посадил бы нищих в преддверии Своего дома». В самом деле, «от самых уже преддверий ты вполне узнаёшь, что всё человеческое ничтожно; от сидящих там ты научаешься, что богатством нельзя угодить Богу. Их сидение и собрание служит некоторого рода назиданием для всего человеческого рода, громогласно возвещая, что дела человеческие - ничто, что они - тень и дым».

Иоанн не упускает из виду, что многие могли посчитать это как осквернение освящённого пространства и достоинства мест поклонения. И он продолжает:

«И что удивительного в том, что Бог не почитает нищих недостойными сидеть в Своих преддвериях? Он не считает их недостойными того, чтобы они были призваны к Его духовной трапезе и соделались причастниками Его Вечери. Напротив, хромой и увечный, одетый в рубище, грязный и неопрятный старик, вместе с красивым юношею - даже с облеченным в багряницу и имеющим на главе своей диадему - приступает приобщиться к трапезе и удостаивается духовной вечери. Те и другие сподобляются одного и того же, и нет никакого различия». Более того, «в церквах и при гробницах мученических для того сидят в преддверии нищие, чтобы мы, глядя на них, получали великую пользу».

Дополнением к практике молитвы и благочестия является лицезрение бедных, призыв к размышлению ради блага и спасения души. Таким образом, для святого Иоанна Златоуста бедность имеет почти сакраментальную ценность, поскольку бедные возведены к служителям своего рода таинства единения с Богом. С другой стороны, это следует из общего смысла в толковании  притчи: Я послал бедного Лазаря к твоей двери, чтобы он учил тебя добродетели и был поводом для милосердия.

Не только в этих отрывках Иоанн Златоуст кажется наделённым даром предвидения. Поистине реалистичный взгляд на неудержимую иммиграцию ссыльных и беженцев морскими путями повторяется в одной из других бесед, посвящённых бедному Лазарю:

«Милосердный есть пристань для нуждающихся, а пристань принимает всех, потерпевших кораблекрушение, и спасает от опасностей; злые ли, или добрые, или кто бы ни были те, которые находятся в опасности, - она принимает их в свои объятия. Так и ты, видя человека подвергшегося на земле кораблекрушению бедности, не осуждай и не требуй отчёта, но избавь от несчастия!».

В горячих, взволнованных и повторяющихся предупреждениях Папы Франциска, которые призывают нас к радушию и открытости по отношению к бедным, слышится эхо того далёкого, но остающегося поныне плодотворным учительства одного из величайших Отцов Церкви, чувствительного к драме многих бедствий, которые сопровождают и потрясают жизнь людей всех времен. В сокровищнице Священного Писания Иоанн Златоуст находит решение, которое является результатом радушного приёма без какой-либо дискриминации. Здесь Отец Церкви напоминает о ветхозаветном патриархе Аврааме, образце гостеприимства для всех без исключения, открытому даже для ангелов.

Иоанн Златоуст обращается также к праведному многострадальному Иову, который подражал великодушию своего предка Авраама до такой степени, что он с полным правом мог провозгласить: «Двери мои я отворял прохожему» (Иов 31,32). Златоуст добавляет: «Не для такого-то открыта, а для другого затворена, но для всех вообще была открыта».

Внимательный к самым обездоленным и отверженным, святой епископ отличает их от богатых, раздувающихся спесью в своей сытости и слепоте перед лицом измождённых и измученных бедных. В то же время у него было чёткое представление о классовом составе общества своей эпохи, резко разделённом на людей состоятельных и неимущих. Неимущим слоям присущ внутренний динамизм, потому что к ним принадлежат активные и трудящиеся личности, истинные столпы социальной системы. Исходя из этого, святой Иоанн был убеждён, что град бедных имеет свою самодостаточность: в этом его отличие от богатых, сосредоточенных на роскоши, живущих в расточительстве благ и в социально-экономическом паразитизме. Этот град созидают - помимо массы обездоленных и бездомных - «мытари, рыбари, скинотворцы, пастыри овец и коз, люди простые и неучёные», разнорабочие, слуги и вдовы. Новое человечество, был убеждён святой Иоанн Златоуст, является частью растущих и крепнущих христианских общин.

(Итальянский журналист Пино Эспозито)


29/11/2017 11:00