Перейти к разделам Перейти в главное меню

Cоциальные сети:

RSS:

Радио Ватикана

Голос Папы и Церкви в диалоге с миром

Язык:

Церковь \ Традиция

Пророчица Анна: исполнившаяся надежда

Сретение Господне - RV

05/04/2017 10:59

Упоминание о пророчице Анне в Евангелии детства Спасителя производит поистине удивительное впечатление. Тому есть различные причины: об этой женщине нет ни одного предыдущего упоминания в Библии; она не обладает какими-либо чертами, характерными для пророков; ничего не говорится о её призвании, предсказаниях, видениях...

Кто же такая эта пророчица Анна? Почему евангелист Лука называет её именно так? Была ли она действительно пророчицей? На страницах Евангелия от Луки Анна появляется вместе с престарелым Симеоном, который приветствует Иисуса в Сретении (ср. 2, 22-38). Это время обрезания, обычный ритуал среди евреев, который совершается на восьмой день жизни каждого ребенка мужского пола в соответствии с предписаниями Закона. Поэтому Мария и Иосиф принесли Младенца в Иерусалим «чтобы представить Его перед Господом» (2, 22). Этим выражением евангелист вводит читателя в суть обряда обрезания, глубокий смысл которого состоит в принадлежности к Господу. Так написано в Законе: «Чтобы всякий младенец мужеского пола, разверзающий ложесна, был посвящен Господу» (Лк 2, 23; ср. Исх 13, 2.12.15).

Вместе с Пресвятой Девой Марией и её святым обручником Иосифом в иерусалимском Храме находятся две яркие фигуры: старец Симеон и пророчица Анна. Праведный мужчина и женщина-пророчица, следовательно, два разных человека, объединённых одной чрезвычайно важной задачей: они должны признать долгожданного Мессию. В сущности, их слова хвалы Богу возникают из глубины их веры и надежды. И Симеон, и Анна в очень преклонных летах, в них обитает Дух Святой. Именно этот Дух Господень вдохновляет их хвалу, состоящую из песней и пророчеств, которых никому - вплоть до того момента евангельского повествования - не удавалось провозгласить. Однако эти двое пожилых людей реагируют на представление Младенца по-разному, каждый в соответствии со своей ролью.

Симеон - это человек ожидания (ср. Лк 2, 25). В Храме он бодрствовал и ждал исполнения мессианского обетования (ср. 2, 26), объявленного древними пророками (ср. Исаия 40, 1; 52, 9). Его сердце радуется: ему было дано понять, что маленький Иисус и есть спасение, обещанное Богом. Иными словами, Божественное обетование осуществляется в этом принесенном Господу Младенце. Вдохновлённый Святым Духом старец Симеон способен увидеть и понять глубокий смысл того, что он переживает в эти мгновения:

«Видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля» (Лк 2, 30). Евангелист Лука дает нам ключ к пониманию фактов, о которых он повествует: признание Иисуса как исполнение мессианского обетования зависит от общения со Святым Духом, через Которого нам дана возможность видеть глубоко (ср. Ис 52, 10).

Пророчица Анна полностью разделяет этот взгляд, который исходит из глубины, и всё же автор представляет её как уникальную личность, женщину-пророчицу, пожилую вдову, дочь Фануила из колена Асира, которая живёт при храме святого города. Эти ссылки не являются случайными. Фануил напоминает имя Пенуэл («лик Божий»), которое Иаков даёт тому месту, где он боролся ночью с ангелом (ср. Быт 32, 31). Упоминание о роде Асира указывает на знатное происхождение Анны (ср. Бытие 30, 13). Таким образом, Анна представляет собой женщину с важными библейскими корнями, тесно связанную с историей Израиля.

Ещё более удивительным является то, что, в отличие от старца Симеона, автор ничего не сообщает о том, что она говорила, он просто описывает её. Пророчица Анна не участвует, во всяком случае, внешне, в песне хвалы Симеона, в которой он прославляет мессианские надежды Израиля. Мы должны видеть и представить её там, в храме, вместе с Симеоном, Марией и Иосифом, через завуалированное представление евангелиста.

Следует отметить одну деталь: Анна «не отходила от храма» (Лк 2, 37). Что с помощью этого образа хочет сказать нам евангелист Лука: вдова, которая сделала Храм своим домом? По нашему мнению, это способ показать, что Анна провела свою долгую жизнь (ей было восемьдесят четыре года) в молитве, и следовательно, в общении с Богом. Она там не случайно, она там потому, что сама выбрала это место - дом Божий - своей обычной обителью: Храм был центром её жизни.

К этому евангелист добавляет, что Анна служила Богу «постом и молитвою день и ночь» (Лк 2, 37). Это утверждение впечатляет: пожилая вдова всегда была занята одним и тем же служением, то есть, посвятила ему себя целиком и полностью.

Такое утверждение поражает ещё больше, когда понимаешь, что ничего подобного не было никогда сказано - раньше или позже - ни об одной другой женщине, даже о Пресвятой Деве Марии или святой Елизавете. Они обе появляются в семейной атмосфере. Они не отрываются от своей повседневной деятельности, оставаясь при этом сосредоточенными на внутренней жизни и открытыми к Божьим сюрпризам. Но Анна сделала из Храма свой дом.

Она остается там день и ночь, восхваляя Бога, постясь и постоянно пребывая в молитве. Можно предположить, что эта непрестанная хвала для Анны стала смыслом её жизни, причиной её существования. Несмотря на то, что эта хрупкая женщина рано овдовела и теперь находится в преклонных летах, она испытывает в собственной плоти подлинную и неиссякаемую радость, которую может дать только Бог.

Мы не знаем, почему евангелист называет её пророчицей. Понимание, которое мы имеем о пророках, связано с внутренним слушанием, возвещением спасения и обличением злодеяний; иными словами, с тем, что такой человек явно говорит от имени Бога. Этого Анна не делает. Читатель поражается молчанию Анны, он не понимает, почему человек, которого называют пророком, не пророчествует. И сразу же на ум приходит пророчица Олдама, которая, кроме подтверждения подлинности свитка, найденного в храме во время царствования Иосии, объявляет о падении Южного царства (ср. 4Цар 22).

Так почему же мы не слышим голоса Анны? Почему она молчит перед Спасителем мира? Ответы на эти вопросы следует искать в том, как о ней рассказывает евангелист Лука. Он представляет пророчество иначе, чем это делают авторы пророческих книг. Для Луки пророчество осуществляется не на площади или в царском суде, но в присутствии Бога и в духовных отношениях с Ним. Эти отношения становятся целостностью жизни, как и в случае нашей пророчицы. Анна прекрасно соответствует этому «новому типу» пророчества.

В этом и заключается пророческий аспект многих христиан, от самых ранних до наших современников. Иными словами, такой вид пророчества - это свободное решение быть и оставаться в доверительных и личных отношениях с Богом; в отношениях любви, из которой возникает красноречивое свидетельство веры и хвалы.

Возможно, библейский автор понимал, что свидетельству Симеона недостаёт свидетельства Анны. Старец Симеон объявляет Пресвятой Деве о трагической судьбе Её Cына и Её Самой как матери (ср. Лк 2, 34-35), и этому пророческому слову недоставало свидетельства веры Анны, созревшей в неизмеримой духовности жизни. Анна является первой из длинного списка пророков и пророчиц, которые будут играть ключевую роль в возвещении Иисуса Христа, оставаясь неизвестными многим христианам.

Подобно Елизавете и Марии, Анна сообщает истину, которую не спутать с другими: для того, чтобы признать Иисуса как дар спасения, требуется сердце, умеющее ждать в тишине и духовности день и ночь. Роль Анны не обладает новизной роли Елизаветы или величием роли Пресвятой Девы, однако в ней проявились наиболее значимые черты учеников и учениц Иисуса.

Как пророчица, Анна продолжает давнюю традицию женщин-пророчиц Ветхого Завета, чьё присутствие, хотя и очень скромное и незаметное, засвидетельствовано в других библейских писаниях; его следует толковать в общем контексте пророчества в Израиле. Вспомним Мириам, сестру Моисея и Аарона (ср. Исх 15, 20), образу которой посвящено немало восхищённых строк в раввинистической литературе; вспомним о Деворе пророчице и судье, которая объявила Вараку о победе Израиля по воле Бога (ср. Суд 4, 4.9); об Олдаме, о которой мы уже упоминали ранее (см 4 Цар 22, 14.); или даже о жене Исаии, называемой пророчицей (ср. Ис 8, 3).

Однако наша героиня, сделав Храм своим домом, пересекает порог Ветхого Завета, предвосхищая роль женщин-пророчиц ранней Церкви (ср. Деян 2, 17, 21, 9; 1 Кор 11, 5). Её благословение заключается в славословии Бога и в том, чтобы говорить о Младенце «всем, ожидавшим избавления в Иерусалиме» (Лк 2, 38). В самом деле, Иосиф и Мария - в их стремлении соблюсти закон об обрезании ребенка и очищении матери - получают Божье благословение через Симеона и Анну. Однако то, на чем следует заострить внимание - это их терпеливое, полное упования ожидание и вознесение хвалы. В этот момент и Мария, и Иосиф остаются в тени. Кажется, что евангелист Лука хочет предупредить своих читателей: начинается новое время, когда хвала и возвещение выходят на первый план.

Библейское повествование проникнуто, с одной стороны, красотой еврейского ритуала, а с другой - верой Марии и Иосифа через слова Симеона и присутствие пророчицы Анны. Слова старого Симеона составляют центр повествования, несмотря на то, что они возникают в контексте, отмеченном значительными богословскими элементами, среди которых - послушание закону, празднование рождения, поклонение в Храме и признание того, что Божье обещание было выполнено.

Праздник в храме представляет собой не вторжение в их жизнь, но осуществление их веры. Мария и Иосиф жили в контексте Божьего Завета и хотели ввести Младенца в эту же среду. Симеон и Анна, чувствительные к присутствию Бога в событиях прошлого Израиля, отвечают на послушание Иосифа и Марии со словами благословения. Их благословение придало принесению Богомладенца в иерусалимский Храм исключительное значение. Мария и Иосиф всегда помнили это благословение, знак Бога среди нас, но это остается невыразимой тайной.

Иисус есть Бог, который вошел в историю, чтобы дать нам радость, но Он ожидает нашего ответа: нашей близости к Нему и упования на Него.

(Д-р богословия Луиза Мария Альмендра)


05/04/2017 10:59