Перейти к разделам Перейти в главное меню

Cоциальные сети:

RSS:

App:

Радио Ватикана

Голос Папы и Церкви в диалоге с миром

Язык:

Церковь \ Традиция

Образ Бога Пантократора в христианском искусстве

Фреска с изображением Христа Пантократора из церкви на Кипре (XIII в.) - AP

23/11/2016 13:12

Является ли по-прежнему источником вдохновения для художников образ Пантократора, то есть Бога Творца в образе Христа? За исключением мест культа православных или близких к православию общин, этот образ, познав бурный и славный расцвет в монументальном искусстве, в наши дни встречается всё реже и реже. Он отсутствует в большинстве церквей, построенных в последнее столетие (по крайней мере, во Франции и в северо-центральной части Европы). Забвение этого сюжета можно объяснить разными причинами и, среди прочего, глубоким кризисом богословия сотворения в связи с развитием в современную эпоху наук о жизни, материи, природе и космосе.

Внимание автора статьи сосредоточено на другом факторе, который объясняет недавнее исчезновение монументальных изображений Христа Пантократора. Во многих церквах, построенных после окончания Второй Мировой войны, наблюдается почти радикальный разрыв между иконописью и архитектурой: в наши времена архитектура стремится полностью занять место традиционной иконописи. Это принято оправдывать тем, что сейчас имеет значение лишь «организация пространства» с целью направлять взор литургического собрания к богослужебному алтарю. Результатом такой перемены является появление светлых, но пустых пространств, схожих с внутренними пространствами мечетей.

По одной из версий, в этом можно увидеть попытку сбалансировать избыток, который царил на протяжении многих столетий: обилие алтарных статуй и росписей привело в конечном итоге к перегрузке восприятия пространства и стало преградой на пути устремить внимание молящихся в храме к Богу. В течение очень долгого времени  иконография использовала архитектуру в качестве элементарной основы для выставки шедевров своего рода «подразумеваемого музея» (architectura ancilla iconographiae).

Размышляя о различных моделях взаимодействия между Творцом и Космосом в изобразительном искусстве автор статьи, о. Франсуа Боспфлуг предлагает - если не бороться с этим дисбалансом - то по крайней мере дать стимул современным архитекторам.

Исследования выявили девять различных типов отношений между Пантократором и миром, и все они были выработаны воображением художников за двенадцать столетий, в течение которых Пантократор был в  чести христианского искусства.

Это, в частности, Бог Творец, с высоты управляющий миром (мозаика в раннехристианской базилике Сан-Витале в Равенне); Бог-топограф, картограф, оценивающий Вселенную и измеряющий её с помощью циркуля (фронтисписы Библий тринадцатого века с толкованиями и иллюстрациями); Бог перед Вселенной (мозаики древних храмов Венеции и Монреале); Бог Вседержитель-Кормчий, Который держит на открытой ладони сотворённый мир, поддерживая его в существовании, либо же кладёт руку на огромный глобус (Греко); Бог как гигант, который включает в Себя и превышает размеры мира, распростёртого перед Ним от края до края (древнее кладбище Пизы); Бог как фокусник с палочкой, Который выглядит играющим с миром (Библии Неаполя); Бог в центре мира.

Эти категории не были взяты из текста Писания или из некой богословской теоремы путём умозаключений, но собраны во время паломничеств автора статьи по архивам христианского искусства. Они позволяют произвести классификацию произведений искусства, размещённых в том же композиционном пространстве, независимо от используемой техники изображения (мозаики, настенные росписи, миниатюры, скульптура, живопись) фигуры Творца-Пантократора и сотворенной Им вселенной (на любой стадии процесса Творения, незаконченном или завершённом).

Из этих визитов в богатейшие архивы иконографии Пантократора можно извлечь множество указаний, тем более ценных, что они не относятся исключительно к одному стилю или периоду истории искусства. Они возникают из очерченной панорамы и кроме того являются показателем, как христиане понимают отношения между Творцом и созданным миром или, точнее, богословского видения, которое художники разрабатывали с одобрения или по крайней мере с молчаливого согласия Церкви.

Этот ряд образов, «воспринятый» и инкультурированный в христианском смысле, представляет Пантократора не только как Творца мира «изначально» и раз и навсегда, но и как то, что продолжает поддерживать с ним близкие отношения. Сюжет настенной росписи одного из склепов кладбища Пизы предполагает некую физическую близость между фигурой Пантократора и даёт представить, что, несмотря на радикальные различия в онтологическом плане, Бог вынашивает мир, как женщина вынашивает ребенка. Творец находится в контакте с творением, Он прикасается к нему: именно это желает выразить метафора о Боге гончаре и топографе мира. Подобно тому как Христос целитель является чудотворцем, Который «прикасается», также Христос Пантократор «кладет руку» на плод Своего творения и находится в соприкосновении с ним. Не следует это толковать как форму пантеизма: здесь присутствует слишком много нежности, здесь Бог и мир никоим образом не сливаются.

Бог не только не отдаляется и не оставляет мир после его создания, но Он продолжает присутствовать в нём. Как часто пояснял святой Августин, creatio рифмуется с gubernatio (сотворение с правлением). Если бы Господь убрал Свою длань, которая поддерживает Вселенную, то мир немедленно превратился бы в ничто.

Одно время философы Просвещения пытались убедить европейскую культуру в том, что христианский Бог-Творец входит в очень многочисленную категорию богов, которые согласно древним поверьям, были отозваны от бремени сего мира. Эти «боги в отставке» практиковали отшельническое уединение и однажды доверили ведение дел более молодому Богу, направив Его и дав Ему изначальный тон. Но вовсе не это подсказывает глазам наблюдателя многовековая иконография Пантократора; наоборот, Он не является ни пенсионером, ни безработным, Он всегда был и продолжает присутствовать в мире. Христианская иконография настоятельно подчёркивает, что появление человека во Вселенной не только не является результатом случайности или слепой эволюции, но по воле Творца стало венцом всего Его творения.

Онтологическое присутствие Бога в мире предполагает образ всеведущего или, вернее, всевидящего Создателя. Нельзя говорить, что Он неотрывно наблюдает за человечеством «глазами рыси», бесстрастно улавливая самые потаённые мысли и движения каждого человека; Бог подобен дирижёру оркестра, Который наблюдает за музыкантами, исполняющими симфонию под Его руководством: Он вовлекает их Своим взглядом, чтобы сообщить им динамику произведения. Задача этих людей заключается в том, чтобы быть внимательными к Его управлению и реагировать на любые Его побуждения, выраженные в мельчайших жестах.

У Пантократора есть живые глаза, Он смотрит на Вселенную, а не отворачивается от неё.

Искусствоведческие работы, проведённые по этому мало изученному вопросу, показывают, что Вседержитель редко изображён смотрящим фронтально, глаза в глаза созерцающему Его. На монументальных изображениях взгляд Вседержителя не устремлён на зрителя, Его глаза смотрят в сторону, выше или ниже, как если бы хотели проявить безусловное монаршее верховенство. Конечно, некоторые люди будут воспринимать Его как сурового Бога, однако Его благость нетрудно ощутить.

Прежде всего, подчёркивает автор статьи, такая иконография желает уберечь верных от вселяющего ужас столкновения с глазами Вселенского Судии и дать людям возможность созерцать Всемогущего Бога, чтобы вселить в них надежду на Его милость. Для внимательных зрителей этот взор Пантократора является прекрасным уроком сотериологии, учения о спасении, которое несёт нам милосердный Бог-Вседержитель.

 

(Франсуа Боспфлуг, монах-доминиканец, профессор истории религий на факультете католического богословия университета имени Марка Блоха в Страсбурге)


23/11/2016 13:12